Здесь Вы можете оставить комментарий или дополнить статью
После проверки модератором Ваш комментарий будет опубликован
Верховня впервые упоминается в польских документах и хрониках в 1600 г. Тогда она входила в состав Речи Посполитой. Право владения этими землями князь Любомирский передал Францишку Скорунскому в 1753 г. После смерти Скорунского и его дочери Софии, вышедшей замуж за Яна Ганского, земли достались их сыну Вацлаву. Последний и создал имение Верховня в том виде, котором оно дошло до наших дней.

После свадьбы в 1819 году с Эвелиной Ганской Вацлав Ганский подарил ей имение Верховня. В 1847 году, к уже овдовевшей к тому времени Эвелине Ганской сюда приезжал ее возлюбленный, а с 1850 года муж, Оноре де Бальзак и работал тут над некоторыми своими произведениями.
У входа в усадьбу Семейная церковь-усыпальница
У входа в усадьбу Семейная церковь-усыпальница

Житомирская область, Ружинский район

Верховня

Дворец Ганских На фронтоне тетка-ковбой Рисунок Наполеона Орды
Дворец Ганских На фронтоне тетка-ковбой Рисунок Наполеона Орды
Домик управляющего Кухонный флигель Арочный мост в парке
Домик управляющего Кухонный флигель Арочный мост в парке
Парковый фасад На этом фронтоне движение поинтенсивней
Парковый фасад На этом фронтоне движение поинтенсивней
Интерьер
Интерьер
Поскольку евреев в Верховне было не очень, зато был целый Бальзак, то можно для соответствия теме поискать, какие же были взаимоотношения между писателем и этими самыми евреями. И вот самое первое письмо француза на родину из дебрей дикой Российской империи, в 1847 году на пути из г. Броды в Верховню:


"...Сложности обнаружились очень скоро. Евреи отмечали один из своих больших праздников, а когда евреи празднуют, торговая жизнь останавливается (Рош Гашана пришелся в 1847 г. на 11 сентября)

Ни в одной стране мира еврейская нация не пустила корней так глубоко и так нагло, как в Польше; я понимаю императора Николая, который, по слухам, питает отвращение к этой сорной траве, без всякого права забравшей себе такую большую власть. Евреи в здешних краях сохранили все свои обычаи, они не сделали ни одной уступки нравам той страны, где им довелось поселиться. В России им запрещено приобретать земли или брать их в аренду: они могут лишь торговать и пускать деньги в рост, и они торгуют так, что любо-дорого посмотреть. Я видел их в маленьких городках: они кишат там, как мухи, шествуют в синагогу в облачении, которое вызвало у меня улыбку, ибо показалось мне маскарадным платьем, но которое ни у кого, кроме меня, не вызывало никакого удивления...
...Между тем евреи, которых я насчитал два с половиной десятка, черные, как семинаристы, со сверкающими на солнце бородами, с горящими, как карбункулы, глазами, обступили меня плотною толпой; все они с алчным видом тянули руки к цепочке от моих часов, желая непременно узнать, сколько она весит, и проверить, сделана ли она из настоящего золота; мне приходилось отгонять их ударами трости. Это неуемное корыстолюбие привело меня в ужас. Не знаю, что бы я делал, если бы не портной: он увел меня в свою суконную лавку и, выставив в дверях караул из приказчиков, дал мне возможность спокойно выпить кофе, а сам тем временем условился с евреями, которые вызвались довезти меня до Верховни без промедления и за цену вполовину меньшую, чем та, какую назначили на станции. Стараниями г-на Равеля, самодержца жилетов и блюстителя элегантности на Украине, в два часа пополудни я продолжил свой путь в еврейской буде..."
Верховня, 2014 г.


...Польские евреи ни на минуту не могут забыть о тех притеснениях, от которых в Средние века страдали их предки; поэтому обыкновение держать свое состояние всегда при себе сделалась поистине неотъемлемой чертой этого племени. За исключением двух-трех богатейших еврейских семейств из Бердичева и Николаева, которые, впрочем, того и гляди, удостоятся дворянского звания и баронского титула, все остальные евреи хранят свои доходы следующим образом: жены их носят особые головные уборы вроде тюрбанов, расшитые жемчугами и украшенные двумя огромными шарами из прочих драгоценностей; в них-то и заключается состояние еврейского семейства. Дело еврея - заменять мелкие жемчужины на более крупные, крупные - на еще более крупные, тусклые - на более яркие, а затем - на сияющие безупречным блеском. То же и с брильянтами. Неудивительно, что иные еврейки носят головные уборы ценою в сто, двести, триста, а то и шестьсот тысяч франков, а это в переводе на польские деньги равняется миллиону. Неудивительно также, что жемчугов в этих краях видимо-невидимо и что жемчуга эти - самые красивые в мире...
Jewish Religious community of
Zhmerinka
Ukraine, 23100, alley Khlibniy, 2
All rights reserved


Мой   штетл
Мой   штетл
Еврейские местечки Украины
Еврейские местечки Украины