Здесь Вы можете оставить комментарий или дополнить статью
После проверки модератором Ваш комментарий будет опубликован

Миньковцы

Миньковцы, 2013


Хмельницкая область

Первый лист сочинения Игнация Мархоцкого «Право города Миньковцы». Миньковцы, 1791 г. Евреям в нем посвящена отдельная, 6-я глава.
Синагога. Фото П.Жолтовского, 1830 г.
Синагога. Фото П.Жолтовского, 1830 г.
Евреи возле синагоги
Евреи возле синагоги
Титульный лист книги Беньямина, сына Аарона из Заложцев: Амтахат Беньямин («Сума Беньямина»).
Миньковцы, 1796 год.
   После смерти Игнация Мархоцкого миньковецкое имение досталось его сыну Каролю, который после польского восстания 1830-1831 года был выслан в Курск, а затем в Пермь и вернулся ненадолго в Миньковцы лишь в 1832 году. Возможно, в том же году евреи предприняли попытку возобновить печатное дело в Миньковцах, издав сочинение по еврейской этике «Рейшис хохма», эта книга и стала последним миньковецким изданием. В 1836 году местечко Миньковцы перешло в государственное владение.


    В 1921 в Миньковцах был создан колхоз «Звезда», членами которого стали многие евреи-земледельцы. В сер. 1920-х гг. в Миньковцах действовали подпольные сионистские организации (в т. ч. молодежная «Ге-Халуц»).

   С 1931 Миньковцы - центр еврейского национального сельсовета Новоушицкого р-на Винницкой, с 1937 - Каменец-Подольской, с 1954 - Хмельницкой областей.

   31 июля 1941 части вермахта заняли Миньковцы. 30 августа 1941 в Миньковцах было расстреляно 2200 евреев.

   После освобождения в Миньковцы вернулось несколько десятков еврейских семей.
В 1970-90-х гг. большинство евреев выехало в Израиль и другие страны.
   Сегодня евреи в селе не проживают.


Исп. материал:
В.Лукин. Граф Мархоцкий, государство Миньковецкое и еврейское книгопечатание на Украине
. www.lechaim.ru
Б. Грищук. Граф Мархоцький і Миньковецька держава
С. Таранушенко. Синагоги Украины
С. Таранушенко. Памятники архитектуры Подольской губернии
Памятник на месте расстрела еврейского населения
Памятник на месте расстрела еврейского населения
   Миньковцы на фотографиях П.Жолтовского 1930 года и современность. Эволюция явно где-то что-то перепутала.
   Сегодня мы с Вами отправимся в очередное путешествие во времени. И в этот раз поедем не в какое-то там глухое село. Мы посетим самую настоящую столицу самого что ни на есть настоящего государства! Попасть туда будет не сложно - поселок Миньковцы  Хмельницкой области давно уже предоставляет безвизовый режим для граждан Украины :-) Но - обо всем по порядку.
   Вообще, местечко Миньковцы достаточно неплохо себя чувствовало и до предоставления высокого статуса. Евреи здесь появились намного позже, чем в других штетлах - приблизительно в первой половине 18 века. Первое упоминание общины обнаружено в налоговых документах Польского королевства за 1735 год. По размеру уплаченного налога можно составить представление о благосостоянии общины. Сумма, уплаченная миньковчанами, была третьей по величине из 37 общин Подолья. В 1765 году в местечке проживало 378 евреев - 1% от общей численности подольских евреев. Из уплаченной в этом году общей суммы налога подольских общин в 28 000 злотых на долю Миньковец, по логике, должно приходиться 280 злотых. Тем не менее, Ваад четырех земель установил сумму для Миньковецкого кагала в 600 злотых. Это говорит о том, что благосостояние общины находилось на очень хорошем уровне.
   Евреи в Миньковцах занимались традиционными промыслами: ремесла, торговля, аренда пивоварни, мельниц, корчем, заезда.  Кроме самого местечка, во владении того же хозяина находилось 13 сел, так называемый "Миньковецкий ключ", в которых также торгово-экономическая жизнь была сосредоточена в руках евреев.
   Сохранилась ведомость 1764 года, где указано количество домов в центре местечка. Так, вокруг Рыночной площади располагались 25 еврейских домов, в которых проживали самые состоятельные горожане и руководство общины. Отдельно отмечается, что во всех этих домах находились котлы для производства алкоголя, и с них взымался специальный "котловой" сбор. Кроме этих, на площадь выходили 3 дома мещан-неевреев и заезжий двор, которым управляли, как уже говорилось, также евреи. На самой площади размещались 25 еврейских лавок. Еще 22 еврейских дома, названных "затыльными", размещались на периферийных улицах вокруг площади, но выхода на нее не имели. Проживали в них, в основном, ремесленники. Нееврейские же дома располагались в пригороде.
   В 1776 году была построена деревянная синагога, украшенная традиционными росписями на библейские и мессианские мотивы. Благодаря фотографу Павлу Жолтовскому сохранились фотографии этой синагоги.
   И вот наступил 1788 год. Миньковицкий ключ унаследовал граф Игнаций Сцибор Мархоцкий. Это был интеллектуально развитый человек, владеющий несколькими языками, увлекающийся идеями Просвещения. О разносторонности его талантов может также говорить то, что Мархоцкий поступил на службу в армию и за непродолжительное время дослужился до звания майора. Но у каждого свои причуды, и Игнаций, став землевладельцем, начал отжигать по полной...
   Для начала свои земли Мархоцкий провозгласил "Миньковецким государством". Как настоящее государство, оно имело четко определенные границы, обозначенные столбами с надписью "Граница Миньковецкого государства от Российского царства". Себе бывший граф пожаловал титул "патриарха" и "отца народа", построил 4 роскошные королевские резиденции (по одной на каждое время года) и различные государственные учреждения, разместив их на холме в Миньковцах в здании, стилизованном под греческий Акрополь. Сам холм получил название "Бельмонт".
   Мархоцкий создал 2 судовые палаты, верхнюю и нижнюю, выпустил множество законодательных актов, основанных на римском праве, которыми регулировались все отношения между подданными. Естественно, в государстве были введены в оборот собственные деньги. Отдельным актом он запретил называть крестьян "холопами" и "мужиками". Государь ввел огромное количество разнообразных веселых ритуалов, и в дополнение ко всем своим титулам добавил себе еще один совсем фантастический - "Dux et Redux".
   Благосостояние "государства" уверенно росло. Дукс вместе с Редуксом покровительствовал культуре и тщательно следил за медициной, а в 1795 г. совершил совершенно революционный акт - освободил крестьян от крепостной зависимости, за 70 лет до официальной отмены крепостного права! Стоит ли говорить, что еврейской общине были предоставлены широкие права, в которых евреи уравнялись со всеми другими "гражданами"...
   Именно при Редуксе Миньковцы стали самым известным и успешным на Подолье центром еврейского книгопечатания. Мархоцкий обожал выступления, торжественные речи и всевозможные проповеди. Для этих дел печатная продукция была просто необходима, и в столице основывается собственная типография, приезжает на работу профессиональный печатник. В своей типографии Игнаций начал издавать законодательные акты собственного сочинения, религиозные проповеди, медицинские руководства и классическую художественную литературу.
   Естественно, что местные евреи подключились к этому процессу. Первая еврейская типография открылась, вероятно, в 1795 году, когда в Миньковцы с оборудованием прибыл печатник Иехезкель из Межирова, где располагалась самая первая еврейская типография Подолья. Владельцами предприятия стали местные братья Йосеф и Мойше, впоследствии получивший имя Мойше Мадпис ("Печатник"). В 1801 г. Иехезкель вернулся в Межиров. Типография в Миньковцах закрылась, но через 2 года, в 1803-м, открылись сразу две. Их владельцами стали Авром Мордехай из Межирова (брат Иехезкеля), и местный еврей Менехем Мендел. Через несколько лет здесь появилась третья типография Хаима бен Ицхака, издававшая книги на ивите и идиш. Миньковцы становятся самым важным центром еврейского книгопечатания в регионе.
   В начале 1790 гг. миньковецкий раввин Копл Гирш был выбран председателем раввинского суда в уездном центре Ушица, а вскоре, в 1796 году - раввином Ушицкого уезда. Это стало составляющей превращения местечка также и в важнейший религиозный центр.
   Конечно, были у евреев и некоторые проблемы. Например, у "патриарха" было свое виденье, кто и какими ремеслами должен заниматься. Некоторые из ремесел, в которых всегда были традиционно заняты евреи, передались в ведение христиан - к общему неудовольствию и тех и других. Тем не менее, плюсы значительно перевешивали - экономические перспективы, отсутствие социальных притеснений, строгое соблюдение общих для всех и достаточно либеральных законов удивляли даже христиан, а не только не привыкших к подобному отношению евреев...
   Царская власть в дела "государства" не вмешивалась - только произошел второй раздел Польши, и власти на местах получили указание: польских помещиков всячески стимулировать, показать, что в Российской империи им будет жить значительно легче, чем при Речи Посполитой.
   Но если со светскими властями у Редукса проблем не было, то с церковными все обстояло с точностью наоборот. Мархоцкий ввел неисчислимое количество языческих обрядов, отправляемых с величайшей помпезностью и при стечении всех подданных. На жалобы духовенства он неизменно отвечал, что все обряды исключительно христианские. Учитывая то, что правила и речи для таких действ "патриарх" придумывал и разрабатывал лично (он обожал это дело, зачем же тогда типография нужна), обряды были одинаково далеки и от язычества, и от христианства, зато пользовались популярностью у "граждан". Мархоцкий также строил самые разнообразные храмы, например, посвященные римским богам. Один из свежепостроенных храмов был освящен в честь... французского философа Жан-Жака Руссо, идеи которого Редукс очень уважал...
   Больше всего католических священников возмущало то, что Мархоцкий лично читал все проповеди, облачаясь при этом в специально пошитые для такого дела одежды, что строжайше запрещено церковью для лиц, не имеющих духовного сана. Когда священник отказывался принимать участие в видоизмененных обрядах, например, бракосочетания, Игнаций не терялся и собственноручно венчал молодых...
   Ему пытались препятствовать всякими способами. Перед очередным многолюдным обрядом в Миньковцы была заслана рота барабанщиков - во время проповеди они должны были ударить в барабаны и помешать проведению "праздника". Но контрразведка графа сработала четко, были приняты меры. Перед началом обряда барабанщики получили щедрое угощение с обильным количеством горячительных напитков, и в ответственный момент исполнить свои служебные обязанности оказались просто не в состоянии. Отцы церкви ошибку учли, и на следующий праздник с ротой отправили строгого офицера. Старый трюк с водкой не сработал, во время проповеди грянули барабаны. Мархоцкий, однако, невозмутимо продолжил речь и традиционно толкал ее в течении пары часов, нисколько не смущаясь тем фактом, что его никто не слышит...
   Тем не менее, многочисленные доносы епископу делали свое дело, Мархоцкого дважды арестовывали и отпускали под обещание прекратить безобразия. "Безобразия" не прекращались, а после того, как в Каменце Мархоцкий исхитрился попасть на аудиенцию к проезжавшему по тем краям царю, святые отцы оставили в покое "Миньковецкое государство".
Еврейские дети на улице Миньковец. Фото П.Жолтовского Заезд. Фото П.Жолтовского Бывшее здание заезда
Еврейские дети на улице Миньковец. Фото П.Жолтовского Заезд. Фото П.Жолтовского Бывшее здание заезда
   Однако, проблемы веселому помещику доставляла не только церковь, но и сосед, граф Стадницкий. Он официально отсудил у Мархоцкого некоторые земли, а когда тот, вполне естественно, отдавать их отказался, Стадницкий занял свою новую территорию силой. Но конкурент не учел, что, кроме кучи вымышленных тетулов, Мархоцкий обладал вполне реальным и заслуженным званием армейского офицера. Проведя срочную мобилизацию среди своих подданных, в том числе и евреев, бывший майор стремительной ночной атакой выбил супостата за государственную границу...
   Мархоцкого, естественно, арестовали третий раз. Неизвестно, чем бы для него закончилось это боевое столкновение, но тут в царскую канцелярию пришло коллективное письмо, подписанное всеми крестьянами и другими жителями Миньковецкого ключа, с просьбой освободить "шефа". Удивленный царь пошел навстречу - просьбы приходили разные, но никогда в истории Российской империи не было ничего подобного...

   Игнаций Сцибор Мархоцкий умер в 1827 году. В этом же году выпуск еврейских книг в Миньковцах прекратился. Всего в миньковецких типографиях было издано более 40 книг - молитвенники, мидраши, хасидская литература и многое другое. Качество изданий было на высочайшем уровне, типографию рекомендовали известные еврейские авторитеты, в том числе Леви Ицхак из Бердичева. Издательское дело в Миньковцах продолжалось 32 года с коротким перерывом - самый большой период из всех 7 местечек Подолья, в которых существовали еврейские типографии. Чуть больше 1 книги в год - предприятие явно не прибыльное, поэтому, вполне вероятно, типография спонсировалась неравнодушным к почестям Редуксом. Обратите внимание на надпись в центре, на самом видном месте титульного листа еврейского издания - "Типография города Миньковцы, владения Игнация Сцибора Мархоцкого".
Jewish Religious community of
Zhmerinka
Ukraine, 23100, alley Khlibniy, 2
All rights reserved


Мой   штетл
Мой   штетл
Еврейские местечки Украины
Еврейские местечки Украины